Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
18:36 

«Выбор Хранителя» (Цикл новелл "Хранители")

***Орден Падших***
***Fall is also a Flight***
Название: «Выбор Хранителя»
Автор: KGBистско – Zl”ой дуэт
Арт: KGB

Жанр: драма
Рейтинг: PG-13

Герои: Марк, Элина и другие.
Продолжение к "Возвращению Хранителя" тут
Дисклеймер: оригинальные персонажи.


Музыка: Poets of the fall "llusion And Dream"
По мотивам бессмертного творения Zlaya «Возвращение Хранителя»

От автора: Выбор всегда остается за нами
Статус: закончен
Продолжения выложены в комментариях к записи.


Крылья-ветер – величие силы,
Крылья-небо – как Ангела стать.
Сколько крыльев обуглено было,
Сколько будет – Отцу только знать.

Но за крылья ли ставят мне цену?
Человеку Господь наш судья.
Ваша жизнь – это хлипкая сцена,
Где играть по-другому нельзя.

Только я ведь не слеп, не безумен –
Я могу посмотреть с высоты.
Было много сомнений, раздумий...
Так зачем догорают мосты?

Что-то небо становится выше,
Да обрывочней раны дорог.
“Я могу...” – безнадежнее, тише...
И конечно: “Прости, я не смог...”




Она никогда в жизни не видела демонов. Точнее, не подозревала, кто они и как отличить их в пестрой людской толпе. Странные холодные сущности, которые выбирали жертву, преследовали – и захватывали, не давая человеку ни быть собой, ни управлять своим телом. И тогда невесты зверски расправлялись с женихами, матери убивали детей, а пустоголовые пудели рвали зубами своих хозяек – благообразных старушек. В последние годы, когда ее неотъемлемыми спутниками стали Хранители, Элина познакомилась поближе с темной стороной мира. Сначала просто ощущала что-то мерзкое, вязкое, холодное, потом стала видеть, и только с недавнего времени научилась их слышать... Собственно, это было ненамного труднее, чем видеть и слышать ангелов.

В этот день она заметила в толпе странное туманообразное существо, которое явно шло за ней – осторожно, прячась то там, то сям, ловко обминая людей и здания. Странно… Она привычно сконцентрировалась, начав выполнять несложную по сути своей процедуру – «Собирать свет». Этому приему ее научил Хранитель. Достаточно было по пути «вбирать» в себя максимум любых ярких лучей – фары, освещенные окна, фонари – и концентрировать, предоставляя возможность «выстояться», потом подпустить демона поближе и… По сути, большинство людей могли так-сяк обезопасить себя от влияния нечисти, но почему-то не пытались научиться этому. Элина предпочитала перестраховаться. Ей не составляло труда лишний раз быть чуточку внимательнее, да и Хранителю меньше работы. Выученные методики в силу регулярных тренировок постепенно шлифовались. Разумеется, против серьезного противника это была детская трещотка, но в некоторых случаях помогало. Вот и сегодня неизвестное существо отстало, и Элина, поплотнее закутавшись в шарф, зашагала домой, не акцентируя на случившемся внимание зазевавшегося Марка.
Вечер у камина – лучшее время суток. В кресле уютно устроился Хранитель, на коврике у ног свернулась клубком остроухая серая косматая собака. Периодически она поднимала волчью голову, осматривалась – и снова засовывала нос в густую роскошную шерсть.

Шилонская овчарка с недавнего времени была полноправным членом крохотной семьи. После ухода Батлера в доме образовалась дикая пустота, которую не мог заполнить даже Марк, старавшийся, как умел, поддержать. Впрочем, Хранитель так и не научился до сих пор толком влезать в душу своей подзащитной, потому и не находил те слова, которые отвлекали бы от грустных мыслей. Она надолго замкнулась в себе, нехотя отвечала на вопросы ангела, больше времени проводила в работе. Из апатии ее вывела поездка на кинологическое шоу, где и увидела серую Бренду. Так в доме появился неуклюжий косматый щенок, превратившийся через год в массивного рослого зверя со стальной хваткой и мощными лапами.
Чуть скосив глаз на собаку, женщина без труда заметила ее странное беспокойство. Дотянув до привычного времени выгула, чтобы не вызвать подозрение у Хранителя, она взяла поводок и вышла за двери. Марк так и остался дремать в кресле – он ненавидел такие вот дождливые вечера и по возможности отсиживался в тепле.
Знакомая тропинка в парке… Нет, не подходит. Она свернула на освещенную аллею и зашагала, вбирая мысленно свет фонарей, при этом собака, обычно любившая отойти на добрых метров 30, старалась оставаться поближе. Ждать, спокойно, без лишний эмоций – ждать.

Она почувствовала присутствие постороннего еще раньше, чем увидела. Туманная тень ловко пробиралась за деревьями ей навстречу. Напрягая боковое зрение, различила фигуру, смутно напоминавшую человеческую – но значительно худее, с длинными руками, на размытой маске морды блестели белесые глаза. Нагнув голову, продолжала двигаться вперед с той же скоростью, подавая едва заметный знак собаке. Чувства обострились до предела, страха не было – только чуть заметный холодок по спине да дыхание, сбивчивое, как перед экзаменом… Адреналин, чтоб его… Овчарка приблизилась, равнодушно поглядывая по сторонам.

Существо ловко метнулось через тропинку и попыталось обойти ее сзади. Резко развернувшись, она успела перехватить его взгляд – и удерживала перед собой. Старый трюк, давно отработанный на прежних Хранителях (вот смеху-то было). Демон замер, но достаточно быстро высвободился. Не скрываясь более, стал перед ней.

- А вот и моя добыча! Ты смотри – сама, без дружка вышла?
- Оптимист… Слуш, иди ты, а? Я своей дорогой, ты – своей.
- Ну уж нет, - отрицательно покачал головой демон. - Не для того я потратил на тебя столько времени.
- Чего ты хочешь? – спокойно спросила Элина.
- Все просто. Мне нужно тело.
- Мясная лавка двумя кварталами выше.
- Нет, солнышко… Меня устраиваешь ты. А вот подружке приглянулся твой кавалер крылатый… Кстати… я что-то его не вижу?
- У тебя не только с мозгами, но и со зрением туго, - ответила Элина.
- Ну и хамка! Демон легко поднялся вверх, привычно устремляясь к жертве, словно разделяясь на три тонких вращающихся бура. Выверенная методика, позволявшая моментально закрыть глаза и рот человека, в считанные секунду превратив его в послушную марионетку. Элина сработала быстро. Вскрыв «выстоянный» свет, она легко направила всю его мощь в самое сердце – точно между тремя клиньями. Может быть, демон был слишком слаб, может – ей повезло, а может – ярость придала сил… Плюс собака, сконцентрировав всю злобу в едином направлении, дополняла и без того мощную контратаку человека. Существо удивленно охнуло, когда пронзительно-яркий луч, невидимый глазом простого смертного, но столь явно ощутимый нечистым, словно масло, размягчил само его естество. Демон вздрогнул, прекратив атаку у самой цели, дернулся было назад.

Женщина не отступала. Ощущение внезапной победы вселило тупую, по-ребячески сумасбродную и жестокую уверенность в себе. Сущность явно не ожидала от смертной отпора. Вильнув подпаленным хвостом, она рванула в темноту чащи. Элина глубоко вздохнула, намотав на руку поводок, наклонилась, зарылась лицом в нежные уши овчарки. Нет… Еще не конец… Где-то тут шатается вторая…
- Ну же, скорее! – Развернувшись, она почти бежала к дому: «…подружке приглянулся твой кавалер крылатый…» Ну уж нет! Глаза рыскали по сторонам, ноги привычно огибали рытвины и ямы, изведанные за тысячи ночных прогулок. Вот еще один поворот, трасса – и дом! Сейчас покажется знакомое окно… Вот она, тварь! Прямо перед ней неслось полупрозрачное «нечто» - меньше первого и послабее. Войдя в раж, человек ударил со спины. Остатков «выстоянного света» вполне хватило для того, чтобы помять хребет дохловатенькой и не шибко тренированной самке. Она взвизгнула, дернулась – и наткнулась на собаку. Обученный зверь полыхал злостью, она ощущалась в утробном глухом рыке, в красноватых блестящих глазах, в хриплом, мощном дыхании. Биополе могучего животного, объединившись с биополем человека, давили, не давая существу ни малейшего шанса. И человек, не задумываясь, нанес последний удар.

Она никогда не видела, как умирает демон. До этого дня. Белесые глаза самки мигнули – и погасли, словно выключенный мобильник – тускнея, прекращая существовать. Туман, объединенный сгустками энергии, рассеялся.

Элина прислонилась к дереву. Только теперь мозг окончательно принял факт произошедшего, сердце колотилось в бешеном ритме, протестуя против резкого прекращения нагрузки, а руки предательски вздрагивали. Бледное лицо покрылось красными пятнами. Собака, поскуливая, заискивающе прижимая уши к голове и, поджав пушистый хвост, подошла к хозяйке. Пес лизал холодные пальцы, тыкался мордой, трогал большой когтистой лапой.
Так… Только что она что-то убила… Демона, нечисть, зло – непонятно. Убила. Его нет. Оно хотело причинить вред Марку…

Последняя фраза заставила женщину выпрямиться, привычно восстановить ритм дыхания и взять собаку на поводок.
- Опять бегали наперегонки по парку? – пробубнил Хранитель, сонно потирая глаза и потягиваясь в кресле.
- Было маленько. Она вымыла собаке лапы, зашла в кухню, выбрала турку побольше и поставила на огонь. Сейчас она выпьет кофе – и все пройдет… Она забудет сегодняшний вечер. Забудет… Кофе.

**За несколько месяцев до происходящих событий**

Элина любила воду – не как романтическую субстанцию, дарующую покой и размышлений, но как возможность закрыться от мира плотной стеной зеленоватых брызг, ощутить себя частью могучей стихии, которой было наплевать на ангелов, демонов и людей. Море воспринимала сугубо эстетически, отдавай предпочтения лесным озерам и небольшим бурным речкам. Это место она облюбовала давно.

Небольшая рощица заканчивалась крутым обрывом, а внизу лютовала дерзкая, шумная речушка, шириной не более 20 метров. Впрочем, недостаток размаха с лихвой окупался обилием водоворотов, порогов и плавающих водорослей. Не собираясь в ближайшее время покончить с собой, она более-менее соблюдала правила осторожности, входя в темные, журчливые воды.
Марк в тот день был не в духе. Утром они поцапались из-за пустяка, и Хранитель развалился на солнышке, выгоняя его ласковым светом скопившуюся желчь и недовольство… Злобрый рык привязанной к дереву шилуа вывел его из состояния релаксации. Собака скулила, металась, тявкала, пытаясь схватить зубами грубый плетеный поводок, которым была привязана к дереву. Хранитель резко встал, поднялся вверх – и замер… Далеко впереди, в облаках пены, мелькала черная мокрая голова. Чуть дальше река делала крутой поворот, натыкаясь на жестокую каменную гряду… О нет…

Руки, ноги, крылья – словно вата, тело стало отвратительно теплым и дряблым, ангела затрясло. Он рванул вперед – туда, где среди клубящихся потоков еще выныривала голова Ведьмы. Он чувствовал, как гулко-мерно билось сердце человека – ускоренно, как от усталости… Страха не было… Хоть это успокаивает. Холодная голова подопечной не раз спасала ее из передряг, может… Тьфу ты… Думай! Ты же Хранитель! У тебя на глазах сейчас гибнет подзащитная! Марк метался над ней, видел отчаяную борьбу человека с течением – и не знал, что делать. Он почти физически ощущал, как вода нахлестами перекрывает рот, забивая дыхание, казалось - даже чувствовал холод, сковывающий постепенно движения пловца.

Элину несло мощным бурлящим потоком. Она уже не противилась ему – только старалась удержаться на плаву да поглядывала по сторонам. Вот… Вот оно! Узенький ряд камышей – и часть из них сломана – плещутся совсем недалеко, если поднапрячься – есть шанс. Там, где камыши – там дно. Где дно – ну, там и видно будет. Короткий рывок швырнул тело в сторону, руки, выбросившись вперед, одновременно схватились за густую мокрую косу камышей. Растения, натянутые, как струна, тем не менее удерживали человека, не давая потоку сносить тело к смертельной каменной гряде. Собравшись с силами, она стала потихоньку перебирать руками стебли, подбираясь к берегу. Минуты, застывшие, словно часы, неуверенно опустившиеся ноги коснулись кромки ила, еще, еще – и вот она подбирается к берегу, отплевываясь от мелких водорослей, закрывших рот. Шагнув на мокрую кромку земли, опустилась на траву и замерла, уронив голову на руки, на секунду закрыла ладонями лицо. Обеспокоенный Марк уже суетился около нее, пытаясь увидеть глаза (и почему именно это было для него так важно?) Ведьма оторвала руки, посмотрела на реку, на рвущуюся вдалеке серым пятнышком собаку, на побелевшего, как мел, Хранителя – и расхохоталась, зло, вызывающе. Туманная сущность, незамеченная ангелом и так упорно возившаяся у самого берега, разгоняя поток, яростно уставилась на нее красными горящими глазами, прохрипела что-то – и исчезла в лесу… Не взяли, сволочи?

Глубоко вздохнув, она мельком взглянула на Хранителя и буднично бросила: «Ну что, пошли?» Марк замер, уставился на нее в упор, словно хотел заорать, накричать, распсиховаться – и смолчал. Ангел подошел к кромке воды. Прозрачная стихия, повинуясь молчаливому приказу, отразила искаженные течением черты… Хранитель почти с отвращением смотрел на свое лицо, дрожащее в водяной ряби… НЕ ГОДЕН.



Мы разные, слишком разные,
Мы прячемся по-умелому.
Мы золото видим стразами,
И знаем, что вроде смелые.

Мы разные, слишком горькие –
И лишь оболочка сладкая.
Мы слабые, только стойкие –
Смеемся мы, хоть и гадко нам.

Мы разные, просто разные! –
Мы думаем одинаково,
Встревожен ты – знаю сразу я,
Не надо ни слов, ни знаков нам.

Мы разные, непохожие –
И так уже годы прожиты…
Но смотрим в глаза прохожим мы –
И видим друг друга тоже в них.


Домой Марк приплелся, как в воду опущенный. Он равнодушно отпустил подзащитную вечером в парк, не пошел с ней утром на мерзопакостное совещание, а вечером надумал прогуляться. Элина, при всей своей неразговорчивости, быстро просекла перемены в настроении Хранителя. По крайней мере, взяла на заметку. Когда ангел уже было мылился отправиться в неизвестность (точнее – на встречу с Питером, о чем старался даже не думать, зная наклонности своей подопечной), она поднялась с дивана, отложила книжку и стала перед ним.

- Итак, объяснишь, что происходит?
- Все в порядке, - Марк развёл руками, стараясь говорить как можно спокойнеё, вот только отчего-то избегая смотреть прямо в глаза.
- Ну да. Расскажи это своему другу Питеру, - возразила Элина. - Ну что уставился? Если ты не думаешь о стрелке – это не значит, что твой друг не отличается излишней словоохотливостью.
- Вчера. На речке, - неохотно проговорил Марк, устремляя на неё тяжёлый, полный невыразимой усталости взгляд.
- Аааа… - Элина не сразу нашлась что сказать. - Ну извини, я же не со зла. Вот не вру…
- Я знаю, - неожиданно резко отреагировал Марк, но продолжил уже спокойнее: - Я не тебя виню. Я не смог защитить.
- Так, Марк, абы та кабы – оставь это полемику. Все обошлось – туда и дорога. Живем дальше.
- Это не вариант… - Хранитель мотнул головой и встал. Отодвинув подопечную в сторону, прошёл к окну.
- Происки демонов, я же понял – только позже, когда возвращался исследовать берег… И я не увидел его, понимаешь? Сидел в двух шагах и не увидел!
- И что теперь? – Элина подошла к нему, изучая широкую спину: «И где тут крылья прячутся, интересно?..» - Ну посыпь голову пеплом, объяви целибат (что я несу?!) и стань в угол на гречку. Что еще придумать? Могла бы предложить перепить меня в кофе – но я не садистка.
- Все это ерунда… - отмахнулся ангел, оборачиваясь и глядя на неё сверху вниз. - Просто… Я, конечно, не настаиваю, но… подумай о смене Хранителя?
- Рехнулся? – голос неожиданно дрогнул. Элина подошла к Хранителю, положила руку на плечо. - Так, Марк, хватит городить чепуху. Тема закрыта.
- С твоей стороны, - и ангел пронесся наружу, туда, где начинал покапывать мелкий дождик, а фонари создавали причудливую аллею из бледных затуманенных огоньков.

Он тоскливо слонялся взад-вперёд над землёй, кружа возле небольшого дома, где в кухонке за столом сидела его подзащитная. Впрочем, уместно ли теперь было говорить о защите? Он провалился. Провалился, и это был факт. Странно только, почему Элина, при всей её любви к фактам, упорно не хотела этого замечать?
Наконец, когда он уже изрядно продрог и промок, Марк вернулся-таки в дом. Да и куда ему было деваться?

Хранитель вошёл на кухню, молча подвинул стул и сел рядом с Элиной. Та, как обычно, потягивала кофе из любимой стеклянной кружки, которую вырыл и подсунул ей Марк после того, как разбил прежнюю. Эх, сколько усилий было потрачено, чтобы найти в точности такую же – без какого бы то ни было рисунка, большую, с тоненьким ободком у донышка.
Ангел посмотрел на нахохлившуюся подопечную, грустно улыбнулся и опустил на её плечи своё лёгкое крыло, обнимая.
Элина скосила взгляд в сторону Марка и, стараясь подражать недовольному голосу, буркнула без всякой обиды:
- То-то же.

**************************

Галлина устало перевернула очередную страницу Священной Книги… Жалобы, жалобы, жалобы… Снова и снова… Ну почему люди только и ждут, чтобы кто-то решил их проблемы? Чтобы обязательно вместо них сделали карьеру, познакомили с потенциальным женихом, вытянули выигрышный билет… И все камни – на Хранителей… Ах, это ангел виноват – оставил, мол, в самый неподходящий момент.
Впрочем, и Хранители мельчали. Злоба людей слишком быстро снижала потенциал ангелов, злословие и недоверие разбивали вдребезги все попытки крылатых защитить своих непутевых подопечных. Ослабели гарнизоны… Ослабели… Старшая задумчиво постукивала лебяжьим чистым пером по новому свитку. Видимо, придется принять радикальные меры…

- Убрать Хранителей он всех этих людей? – Александр был шокирован.- Но они же погибнут в считанные часы!
- Они и так мертвы. Губят себя, губят ангелов, губят других людей. Эти существа не имеют права использовать наших братьев для того, чтобы продлить свое жалкое существование. Маньяки, наркоманы, педофилы… Нет уж. Хватит. Если хоть кто-нибудь из них сделает попытку самостоятельно выбраться из болота – даю слово, в тот же день приставлю к нему ангела. Если нет…
- А как будет проводиться оценка Хранителей? – недоверчиво спросил Александр.
- Тут все просто, - ответила Галлина. - Многие братья – увы – ослабели настолько, что не могут выполнять свои функции, но в силу обязательств вынуждены находиться около людей. Они, по сути, бесполезны, но привязаны к подопечным обязательствами.
- Но если ангелы уйдут – люди оголятся…
- Некоторым это не помешает, - возразила Галлина. - Мало того – по желанию через время ангелы смогут вернутся. Они сумеют восстановить силы, да и люди, быть может, станут поболее ценить своих скромных помощников.
- Кто будет оценивать подзащитных?
- Я лично.

**
Ночь в доме ведьмы проходила сравнительно быстро – времени, отведенного на сон, обычно едва хватало, чтобы дать какой-то отдых вымученному организму. Хранитель прислушался… Тишина – глубокая, томная, какая бывает только перед рассветом. Даже тиканье часов будто притихло, дабы не тревожить сон человека. Бренда дремала у постели хозяйки, положив длинную морду на вытянутые лапы. Изредка собака приподнимала полусонно веки, следя взглядом за Ангелом, нарезавшим круги по комнате. Впрочем, умное животное давно знало, что никакой опасности тот, кто бродит ночью по квартире, для ее любимой хозяйки не представляет.

Ангел в который раз высчитывал, сколько шагов в длину и ширину занимает квартира Эллины. Он знал, что сон наступит лишь ближе к рассвету, когда назойливо запищит будильник, и подопечная, пошатываясь и зевая, потопает на кухню варить кофе. Марк давно выработал эту привычку: бодрствовать в те часы, когда подопечная спит, чтобы хоть ночью его бестия могла отдохнуть, а на следующий день рвануть, очертя голову, на поиски очередных приключений.

Марк улыбнулся: на днях Элина испробовала себя в прыжках с трамплина в бассейне. Эта ненормальная выбрала самую большую высоту и, не думая, с радостным «Оп!» ринулась вниз. Не то, чтобы у него оборвалось сердце… Просто Хранитель не любил воду. И пусть особой опасности не было,

Марк окунулся следом, лишь бы подстраховать Элину на случай возможной встречи её черепа с дном бассейна. Когда промокший насквозь ангел плёлся домой, она, уже высохшая и одетая, поглядывала на него со скрытой улыбкой, а уж когда вошли в квартиру – безудержно рассмеялась над нелепым видом Хранителя, больше похожего на мышонка, искупавшегося в луже. И ведь не на что было обижаться.

Он остановился, повернул голову в сторону подопечной. Овчарка лениво глянула на него и снова закрыла глаза.
Элина спит, завернувшись по самую макушку в одеяло, видна только копна тёмных вьющихся волос, разметавшихся по подушке. Марк усмехнулся, присаживаясь на корточки подле кровати. Подопечная завозилась, высунула из-под одеяла сонное лицо, злобно засопела, но не проснулась.

«Надо же, - подумал Марк, - а вид у неё во сне абсолютно ангельский…»

За прошедший год он совсем привык к Элине, и никакая выходка не могла теперь его удивить. Разве что сердце иногда ёкало от мысли, что его сил в какой-то момент может не хватить, и тогда случится непоправимое… Впрочем, подопечная не была глупа. Судя по всему, она давно просекла невысокий потенциал своего Хранителя и старалась лишний раз безрассудно не испытывать судьбу.
Марк переместился на край кровати, задумчиво глядя на женщину. Ночь была достаточно светла для того, чтобы видеть её лицо, спокойное и умиротворённое. Даже страшно подумать, что он мог тогда её лишиться, навсегда оставшись в райских чертогах, где на самом деле ему было не место.

Сколько он просидел рядом с подопечной? Наверное, долго. Во всяком случае, Элине нисколько не мешало его присутствие. Наоборот, не ведая, что Ангел настолько близко, она спала глубоко и спокойно. Ночь обволакивала её пеленой сна, в котором не было ровным счётом ничего. Ей редко снились сны. В основном, измученный организм запирался темнотой, не подпуская к себе ни фантазии, ни картинок из прошлого, ни даже банальных событий прошедшего дня. Покой. Впрочем, даже кутаясь в любимом плюшевом пледе, сквозь сон Элина осознавала, что подобная идиллия продлиться недолго, исчезнув с назойливым звоном будильника. Исключение составляли ночи, когда подопечную посещали вещие сны, которые имели место с ужасающей периодичностью. Как правило, после них она долго ходила мрачная, нализываясь кофе до чертиков в глазах и не отвечая ни на какие расспросы.

Вот и сейчас, задумавшись, Марк упустил момент, когда лицо женщины помрачнело, брови сошлись в одну темную линию, дыхание участилось. В следующий миг одеяло полетело в сторону, и Элина оказалась сидящей на постели, в топе и шортах, как всегда всклокоченная, а от внезапного пробуждения ещё и чуть помятая. Казалось, остатки сна слетели в считанные секунды, темные глаза зло горели, уставившись на Марка. Ангел легко опустился на корточки, взял ее за руку, заглядывая в лицо:
- Эй, ты что? Дурной сон?
Элина отрицательно качнула головой и подалась ему навстречу. Не меняя выражения лица, она перехватила руку Хранителя, сжала запястье, затем отстранилась, осмотрела его:
- Слава Богу, живой… - проговорила она наконец.

Марк никогда прежде не видел её такой. Он физически ощущал, как колотится сердце, как лихорадочно работает мозг, отсеивая лишнее и выжимая из полученных крох знамения истинную угрозу. И Марк простил себе вольность – заведомо зная, что подопечная будет измываться над ним не день и не два - нерешительно присел на краешек кровати и обнял смертную:
- Элина, ты что? Всё в порядке…
- Пока в порядке, - произнесла она мрачно и затем фыркнула. – Ну, и что за приступ любвеобилия?

Марк только улыбнулся: ну конечно, проблеск эмоций не может длиться долго, это не в стиле его подопечной, и мгновения искренности сменятся иронией. Однако сердце смертной билось ещё довольно сильно, как после бега. Ведьма смотрела на него в упор, зло, но в глазах – на самом дне – он разглядел то, чего уж точно не ожидал увидеть. Страх. И этот страх касался только его… Она боялась его потерять? Абсурд… Хотя, неожиданно приятно узнать, что он дорог ей. Ангел опустил голову. Элина стала всем для него, единственным смыслом существования. Он любил её. Любил… Он часто задумывался над тем, что чувства его к этой женщине выходили за пределы плоскости «Забота Хранителя о подопечном». Может, потому сейчас, когда она была столь близко, вспомнились Питера, который имел связь со смертной… Пользуясь редкой возможностью, Хранитель зарылся лицом в темных волосах:

- Элина, не нужно, а? Хоть раз попытайся оставаться спящей...
Подопечная секунду помедлила, но отстранилась. Она позволила себе слишком многое, чуть приоткрыв для Ангела те свои уголки души, которые предпочитала держать в тайне даже от самой себя. Никаких эмоций. Так легче и проще. Впрочем, глядя на улыбку Марка, сделавшую его чуточку моложе, она тоже улыбнулась, но про себя.

Господи, чем же я заслужила то, что Ты доверил мне в Хранители такого сына…

@темы: Ориджинал, Драма, *Zlaya*, *KGB*, Цикл новелл "Хранители"

URL
Комментарии
2010-04-09 в 18:38 

***Орден Падших***
***Fall is also a Flight***


Марк продрал глаза, когда в комнате было совсем светло. Улыбнувшись, подошел к окну. Дождь кончился, и солнышко приветливо мигнуло из-за редких туч, осветив очередное ноябрьское утро. Оглянувшись, он увидел в на полу комнаты свернувшуюся в клубок собаку и брошенную на кровать пижаму… Ну да… Ведьма уже часа два, как торчит в своем офисе. Ну, по крайней мере, место спокойное и безопасное, сейчас он быстренько мотнется к ней – и день пойдет по накатанной колее…

читать дальше

URL
2010-04-09 в 18:40 

***Орден Падших***
***Fall is also a Flight***
*********************************************************************************
Галлина вошла в дом стремительно, но бесшумно. Прекрасное лицо – словно озаренное невероятным, глубинным светом, огромные аквамариновые глаза, дивные серебристо-платиновые волосы. Любой смертный отдал бы всю жизнь до капли – лишь бы хоть раз увидеть столь совершенную красоту. Но Марк был равнодушен к безупречному облику Старшей. Он тоскливо жался на диване поближе к своей всклокоченной ведьме, которая равнодушно подняла тёмные блестящие глаза на вошедших.

читать дальше

URL
2010-04-09 в 18:42 

***Орден Падших***
***Fall is also a Flight***
Ночь… Шесть часов…
Ночь. Последние проклятые шесть часов.

читать дальше

URL
2010-04-09 в 18:43 

***Орден Падших***
***Fall is also a Flight***
Галлина остановилась, резко повернула голову, ее взгляд достиг крохотного домика в спальном районе. На краешке кресла, впритык друг к другу, сидели человек и ангел.

читать дальше

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Кабинет ***Ордена Падших***

главная